Когда Дикая женщина открывает сердце скорби, на степь опускается плотный туман. Пастухи теряют стада, волки — подруг. Только перекати поле мечется вдоль обездоленного горизонта. Все замирает, боясь потревожить громкую тишину.

Женщина ни плачет, ни заламывает рук, ни срывается в бег. Бродит неприкаянно по песку и не может найти смысл. Забыла от переживаний, куда его спрятала.

Так проходят века приносящие мудрость и пустота в душе оборачивается ясной ночью, где звезды — души ушедших близких.
Дикая женщина понимает — всему свое время. За каждым днем приходят сумерки.

Внутренний голос выгоняет меня вечером плутать в лабиринтах чужих жизней, средь домов и брошенных автомобилей, вздрагивать от далекого лая и прибиваться к покосившимся заборам. Нет, и здесь нет никакого смысла.
Сбегаю на пустошь и долго смотрю на самую яркую звезду. Удивительно. Почему ее назвали полярной? Нет ничего теплее маминого сердца.

А летом звездопады опять поспешат исполнить чьи-то заветные желания.

Processed with VSCOcam

Сохранить

Сохранить